Любовь к трем апельсинам, или 3 типа пищевых пристрастий


У всех нас есть обожаемые продукты и блюда. Иногда мы говорим: «Жить без этого не могу!» Предлагаю вам авторский перевод статьи директора американского Института Психологии Питания, Марка Дэвида, на тему пищевых пристрастий. Марк рассказывает о видах привязанностей к еде, их причинах и глубинных целях. Описывает личную историю, близкую всем, кто попадал в пучину пищевой привязанности.

У вас есть любимое лакомство? Возможно, вы неравнодушны к сахару или шоколаду, блинам с кленовым сиропом, бекону или пицце. Возможно, поздним вечером вас охватывает желание похрустеть чипсами или полакомиться холодным и жирным мороженым. Я поражен, насколько сильно может тянуть людей к каким-то странным продуктам – эта страсть, должно быть, сродни безумию. Если не приструнить эту пылкую любовь, ситуация может выйти из-под контроля. Однако ее понимание может многому нас научить. Чему же?
Когда я заканчивал магистерскую диссертацию по психологии питания в 1984 году, я приобрел сильнейшее пищевое пристрастие. В течение нескольких месяцев интенсивной работы каждый день в 6 вечера я садился в автомобиль и ехал в магазин за пинтой сливочного мороженого и двумя маффинами с отрубями. Это и был мой ежедневный ужин. Если я писал тогда эпическую книгу о диете, она была бы об этих продуктах, ведь чувствовал я себя просто великолепно. Я был здоров и бодр. Однако к концу периода работы над диссертацией я заметил, что не просто наслаждаюсь маффинами и мороженым. Они притягивали, манили меня к себе!
Я стал зависимым от маффинов и мороженого, пока писал работу о связи психологии и питания!

Как любой нормальный самовлюбленный аспирант, я решил провести эксперимент на себе. Что произойдет, если я стану игнорировать свою зависимость? Возможно ли это? Я выживу? Не взорвется ли моя голова? Я сел на диван и решил оставаться на нем, просто смотреть в окно и ждать, пока уйдет ощущение притяжения к еде. Чем дольше я сидел, тем более сильным становилось это ощущение, и мне уже стало казаться, что надо прервать эксперимент. Я продолжал сидеть, глубоко дышал, наблюдал, как моя тревога становится сильнее. Когда сила, подавляющая желание съесть мороженое и маффин, достигла максимума, мое тело захлестнула тоска и боль. Я разрыдался.
Сколько времени я просидел в своих воплях? Не знаю. Позже я понял, что на самом деле мирно сидел и смотрел в окно, наблюдая за птицами и высокой травой, и этот вид действовал на мое душевное состояние успокаивающе. Практически я находился в другом мире. Как мне удалось так расслабиться? Возможно, я уснул? Я помню момент «ломки», но он куда-то уплыл, не оставив после себя и следа в моем сознании. Маффины с отрубями и мороженое казались мне героями какой-то истории из далекого прошлого. Я не хотел их больше, и с тех пор это пристрастие меня покинуло. (Хорошо, как-то раз оно вернулось).

Итак, что же случилось? Как исчезла эта зависимость? Почему она появилась? И как объяснить этот эпизод с моими рыданиями? На эти вопросы можно ответить. Сейчас я сниму часть покрова с тайны о пищевых пристрастиях.

Можно выделить три вида пищевых пристрастий – поддерживающее, отклоняющее и ассоциативное.

Поддерживающее пищевое пристрастие

Тело инстинктивно требует еды, необходимой для борьбы с недугом или восстановления баланса веществ. Наверное, вы замечали, что животные едят очень странные вещи. Часто они делают это после перенесенной болезни или когда чувствуют недомогание. Коты кусают траву, собака грызет старую сосновую шишку или лижет комок глины. Никто не говорит собаке: «Лизни глину, потому что она содержат полезные кислоты, нейтрализующие вредные вещества и помогающие восстановить pH-уровень крови». Собака поддается инстинкту, ей не важно понимать причину своего поведения.
Похоже ли ведут себя люди? Да, и в таких случаях поддерживающее пристрастие к какой-то еде кажется понятным, очевидным, а порой и удивительным, не укладывающимся в привычные для понимания рамки. Вам когда-нибудь хотелось цитрусов во время гриппа или простуды? Это легко объяснить, организм буквально требует витамина С, который помогает процессам выведения токсинов из организма. Я знаю несколько историй из жизни своих друзей, которых тянуло, например, на малиновый сок при головной боли и усталости, свежий инжир при депрессии или арахисовое масло при насморке. Такая острая тяга к определенным продуктам для них была лучшим способом помочь своему телу справиться с недугом, в то время как для здоровых людей эта еда была бы просто вкусной.

Отклоняющее пищевое пристрастие

Тяга к еде, которая истощает наше здоровье и крадет энергию, может быть такой же сильной, как и исцеляющей. Уступив этому пристрастию, мы чаще всего чувствуем тяжесть, потерю сил, вину. Несмотря на очевидные негативные последствия употребления «нездоровой еды», многие из нас страстно любят сладкое, жареное, регулярно перекусывают фаст-фудом и употребляют алкоголь.

Получается, что нас может тянуть как к оздоравливающим продуктам, так и наоборот. Если тело обладает естественной мудростью, почему оно становится немым? Причина потери мудрости тела – в страдании от желаний.

Ответ заключается в природе этого страдания, ведь это сама жизнь. Мы страдаем, когда не можем найти смысл в жизни, когда жаждем любви и исполнения заветных мечтаний. За каждым человеческим поступком, независимо от его масштабов, всегда стоит тоска по чему-то большему: хочется больше жизни, больше опыта, большей глубины чувств. Чем больше трудностей и препятствий в жизни приходится преодолевать, тем больше меняется облик этой жажды. Естественное желание обрести внутреннюю силу может стать навязчивой потребностью иметь власть над другими людьми. Жажда любви может превратиться в бесконечный поиск одобрения от всех, кого мы встречаем на своем пути. Жажда самоутверждения заставляет человека накапливать деньги и добиваться престижа. Тело точно так же тоскует. Оно тоскует по еде, воде, прикосновениям, звукам, чувственным ощущениям. Жажду мощного ощущения жизни оно заглушает сладостями, вкусностями и вообще всем, что возбуждает рецепторы и органы чувств. Тело хочет почувствовать себя живым. Так же как и психологическая, телесная жажда может принять гипертрофированный, искаженный вид.

Отклоняющее пристрастие – это искаженное желание тела чего-либо. Тело буквально обманывает само себя, будто бы поедание вредных продуктов может стать полезным. Часто мы желаем каких-то событий в нашей жизни, в необходимость которых искренне верим. Мы ищем дружбы, близких отношений, работы или денег, это все кажется вполне обоснованным и разумным, пока последствия выбора не опровергнут наши предположения. То же случается и с телом, когда оно получает вещества, обещающие удовлетворение: сахар, алкоголь и др.

Вывод: наше тело может ошибаться, как и наше сердце. Оба они могут искать любовь в неправильных местах, в этом нет их вины.

Ассоциативное пищевое пристрастие

Ассоциативное пристрастие похоже на сочетание первых двух типов. Мы тоскуем по еде, которая эмоционально связана с событиями или людьми из прошлого. Часто люди рассказывают, что испытывают внезапное желание съесть блюдо из детства, когда приезжают в гости к родителям или бабушке с дедушкой. Например, когда вы заезжаете проведать матушку, то буквально ждете появления на столе спагетти с тефтелями, хотя во взрослой жизни их почти не едите. Обычно это ощущение описывается как «вкусовая машина времени», ваши рецепторы будто молодеют. Недавно я услышал от своего друга рассказ о внезапном желании съесть бублик со сливочным сыром, хотя ни бублики, ни сыр на глаза ему в этот день не попадались. Даже представляя их в уме, он не считал это сочетание таким уж вкусным. Позже он вспомнил, что бублик с сыром был любимым блюдом его отца, который умер 10 лет назад. Эта пищевая тяга проявилась тогда, когда друга внезапно накрыла тоска по ушедшему близкому человеку.

Бублик с маслом и сливочным сыром стали моему другу отцом, если говорить в символическом смысле. Он будто бы возвращал в свою жизнь отца, когда съедал бублик.

С ассоциативными пристрастиями довольно сложно иметь дело потому, что сложно понять, полезные они или нет. Продукты из нашего детства могут считаться вредными, но зато они стабилизируют наше эмоциональное состояние. Поддавшись этому желанию, мы вновь переживаем чувства из прошлого и приносим в настоящее что-то очень ценное и целительное, даже если по диетическим меркам эти продукты вредны.

Вывод – наша физиология в сочетании с ностальгией могут придать любому блюду почти мистический смысл.

Возвращаясь к маффинам с отрубями и мороженому…
Я думаю, что когда мы изучаем наши пищевые пристрастия — независимо от того, окажутся ли они вкусными или вредными — мы открываем в себе что-то очень глубокое. Возможно, мы натолкнемся на пути самопознания на боль и слезы, на гнев и дискомфорт, но это необходимо – за территорией страдания есть земля, на которую мы не попадем, если не поймем наши пищевые пристрастия и зависимости. Это соседний участок называется Внутренний Мир. Он есть в каждом из нас, но иногда он становится невидимым для встроенного GPS-навигатора. Мы не можем туда добраться в один прыжок, даже если он был сделан с разбега. Нужно пройти извилистый и непредсказуемый путь через наши желания и страдания. Эта дорога может оказаться для вас исключительно живописной и вдохновляющей

Marc David, Founder of the Institute for the Psychology of Eating

Об авторе:

Марк Дэвид (Marc David, M.A.) – основатель и ведущий преподаватель Института психологии питания (США), автор книг-бестселлеров «Мудрость питания» (Nourishing Wisdom) и «Медленная диета» (Slow Down Diet). Книги Марка переведены на десятки языков.
Марк – популярный телеведущий. Аудитория обожает его за оригинальный стиль общения и чувство юмора. Он вдохновенно рассказывает о продуктах и процессах метаболизма, делится увлекательными жизненными историями.
Более 30 лет Марк посвятил диетологии и психологии – работал в пищевой промышленности, консультировал руководителей оздоровительных центров, исследовал альтернативные методы медицины. Его достижения отметили CNN, NBC, New York Times, Chicago Times, McCall’s, Glamour, Elle, Yoga Journal, и сотни других медиа. Марк получил образование в Гарвардском университете, Институте функциональной медицины и Национальном институте клинического применения бихевиоральной медицины.
Марк читает лекции по всему миру и курирует корифеев в области питания и натуральной медицины. Динамическая психология питания – авторское новаторство Марка, ставшее революционным в сфере диетологии.
Миссия основанного им Института психологии питания – помощь людям в решении сложностей с пищевым поведением и вытекающих проблем со здоровьем. Специалисты Института наработали тысячи часов в работе с весом, проблемным пищевым поведением – перееданием, одержимостью диетами, эмоциональным питанием, неконтролируемыми потерями веса и т.д.

Вам также может понравиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© Дарья Шмелева. Клинический психолог, психотерапевт в Москве
Телефон: +7 (903) 715-52-27   Email: suava.psy@gmail.com